?

Log in

No account? Create an account
ОТСТУПЛЕНИЕ ВТОРОЕ. О НАРОДЕ И ДЕМОКРАТИИ. - Солидарное общество [entries|archive|friends|userinfo]
Солидарное общество

[ Сайт | Страничка "The obshinnost" в фэйсбук ]
[ О нас | Краткая информация о сообществе ]
[ Архив | Архив записей сообщества ]

ОТСТУПЛЕНИЕ ВТОРОЕ. О НАРОДЕ И ДЕМОКРАТИИ. [Apr. 25th, 2013|06:46 pm]
Солидарное общество

0bshinnost

[imhotype]
Оригинал взят у imhotype в ОТСТУПЛЕНИЕ ВТОРОЕ. О НАРОДЕ И ДЕМОКРАТИИ.
Говоря о суверенитете, мы употребляли понятия „народ", «демократия». Настало время остановится на этих терминах несколько обстоятельнее. Только сначала нам придётся затронуть ещё и понятия так называемого „традиционного" и «гражданского» общества. [...]
В разных обществах по-разному понимаются слова „народ", „демократия". В них вкладывается порой настолько различный смысл, что это ведёт не только к недоразумениям, но и к гораздо более серьёзным последствиям. Смысловые различия в значительной степени определяются как раз типом общества, хотя и не только этим. Понятием «традиционное» или, как иногда говорят, „солидарное" общество принято обозначать такой тип обществ, которые построены по образ и подобию семьи. Тысячи и тысячи лет более или менее известной истории основным принципом построения общества, организации его деятельности был именно этот, семейный тип.
Наиболее важным следствием организации людей в такое общество представляется то, что люди в нём сотрудничают. У солидарного общества имеются, конечно, и другие существенные особенности, но в контексте данной работы наиболее важно именно это взаимодействие людей на основе принципа сотрудничества (взаимопомощи, коллективизма).
Совсем недавно, даже менее пятисот лет назад, на маленьком участке земной поверхности, именуемым 'Западной Европой, начал формироваться другой, принципиально отличный от традиционного, тип общества. Его принято называть гражданским. Считается, что формирование этого типа общества более-менее завершилось около 250 - 300 лег назад. Ничтожный временной отрезок в масштабах истории человечества! Считается так же. что зарождение и формирование гражданского общества находится в тесной взаимосвязи с появлением и развитием того, что прежние марксисты (коммунисты ли. противники ли коммунизма,- безразлично!) называли „капитализмом", а теперь именуется "рыночной системой" или „рыночной экономикой". Это явление в сфере производства и распределения между людьми материальных благ, в свою очередь, находилось в тесной взаимосвязи, с одной стороны, с тем, что получило наименование „просвещения" (помните: „эпоха возрождения", „эпоха просвещения"?), а с другой - с тем, что было названо «реформацией церкви».
Мы ещё вернёмся к упомянутым здесь явлениям, когда станем затрагивать вопрос о фашизме, а пока ограничимся краткой констатацией: возникновение и формирование гражданского общества, как типа общества, характерного для Западной Европы, тесно связано с реформацией, просвещением и зарождением-развитием капиталистического способа производства.
Наиболее важной, с точки зрения нашего повествования, характерной чертой гражданского общества является то, что отношения между людьми в нём построены на основе конкуренции, то есть, соперничества, вражды. Важными идеологами «рыночной системы» и Гражданского общества принято считать Томаса Гоббса (1588-1679 г.) и Джона Локка (1632-1704 г.). Оба были англичанами, и это не удивительно - ведь именно там на этих островах зародились, оттуда получили хождение апологетика и того, и другого, что мы взяли в кавычки, да и сами эти система! (одна - антропологическая. другая - экономическая). Гражданское общество - это совокупность человеческих атомов (хотя, если читателю не нравится этот греческий термин, то мы согласны на использование его перевода на латынь: individuum индивид). „Каждый - за себя, один Бог - за всех". Человек человеку - волк". «Конкуренция - основа процветания». Это всё (но далеко не все!) - принципы и лозунги гражданского общества.
Нынешними идеологами «гражданское общество» декламируется в качестве «естественного», что в переводе, вообще-то, означает «природное». Хотя, какая уже тут природность! Ведь в природе, скажем, во время бедствий (лесных пожаров, наводнений, землетрясений, извержений вулканов и проч.) волк бежит бок о бок с зайцем, даже не помышляя покуситься на его жизнь: нередки и случаи сотрудничества во время бедствий представителей враждующих видов животных. А как же иначе?! Как минимум этим обеспечивается сохранение будущей пиши... У людей же всё по-другому! Впрочем, не тиражированные (по понятым причинам) результаты социологических исследований, проведённых в США на рубеже XX и XXI веков показали, что около 3/4 членов самого, так сказать, гражданского-разгражданского американского общества склонны к сотрудничеству (особенно, при возникновении трудностей), а вовсе не к конкуренции. Стоит ли говорить, что в солидарных обществах, вроде, скажем, японского, южно-корейского или прежнего советского, этот показатель ещё выше: ведь в этих странах люди в течение жизни многих поколений не подвергались идеологическому воздействию, пропагандировавшему якобы «необходимость» и «естественность» конкуренции (то есть „войны всех против всех").
Проведённый авторами летом 2007 года опрос калининградской молодёжи (в возрасте от 17 до 29 лет) выявил, что в пользу принципа сотрудничества между людьми высказываются 83% лиц. рождённых и воспитанных в «рыночных условиях», тогда как в пользу конкуренции - лишь 11% (остальные 6% не определились). Да, в конце-то концов, подумайте сами, как лучше, например, строить дом: рассчитывая на помощь (или, хотя бы, нейтралитет) соседей, или же находясь во вражде с ними (то есть, неся затраты на охрану, приобретая знания и навыки в области поиска и обезвреживания взрывных устройств, тушения пожаров и проч.)?
Обо всём этом можно было бы не говорить, если бы не одно очень важное обстоятельство: в гражданском и в традиционном обществах слово «народ» (и. следовательно, демократия") понимаются диаметрально противоположным образом. В солидарных (традиционных) обществах словом «народ» обозначают либо всё население (как правило, этнически однородное), либо то его абсолютное большинство, которое не включает в себя ни верхушку, противопоставившую себя ему, ни то меньшинство, которое присваивает себе результаты труда большинства («трудового народа»). Именно так, в таких категориях мыслит, например, один из зачинателей литовского «Саюдиса» антисоветски настроенный писатель Витаутас Петкявичус, когда повествует о том, что организованная этим движением „революция меньшинства за счёт большинства, отбросившая нас к межвоенному периоду", отняла у большинства граждан «их основные свободы - свободу жить, питаться, свободу трудиться, творить, растить грамотных детей».
В гражданском обществе под народом, наоборот, зачастую понимается меньшинство. То меньшинство, которое имеет собственность, и, как следствие, проистекающую из неё власть. С этим тесно связано и понятие «демократия». Упомянутые выше английские идеологи апологеты гражданского общества, прямо говорили о „республике собственников", о „войне богатых против бедных", о "регулировании численности бедных" посредством заработной платы. В частности, у Локка народом однозначно и прямо называется «совокупность собственников». Именно в таком смысле по Локку „основанием и источником всякой организованной власти является народ". По Локку (а он - поныне признанный авторитет во всех государствах Запада) „во всех случаях, когда организованное правление существует, высшей властью является законодательная власть. Вот откуда идёт утверждение верховенства юридического суверенитета над политическим, о котором мы говорили в разделе о суверенитете. Следствием описанной системы взглядов на организацию общества и место человека в нём являются и расизм, и социал-дарвинизм (социальный расизм), и тесно связанное с последним (как одно из его обоснований) мальтузианство.
В общем, можно сказать, что выступать от имени народа — обычная практика политиков, любых политиков. Вопросы (а их несколько!) состоят в следующем:
- Действительно ли данный конкретный политик, выступая от имени народа (что бы он под этим словом ни имел в вид), действует (или, хотя бы, намерен действовать) в его - народа - интересах?
- Кого он имеет в виду, употребляя слово „народ" - правящую верхушку общества? „Совокупность собственников" (предпочтительно - крупных, самых крупных!)? Большинство населения данной страны? Однородную этническую общность, составляющую большинство населения данной страны? Ту этническую группу (хотя бы и ничтожное меньшинство!), к которой принадлежит он сам?
- Что он имеет в виду, говоря об интересах народа – оптимальное выживание и развитие «народа» в исторической перспективе? Скорейшее сокраще¬ние его численности, при этом прибавляя (пусть не вслух, а лишь мысленно),- в его же интересах? Что-то ещё?
Имеет ли он в виду объективные интересы народа или же те. которые были разработаны и созданы целенаправленно и хотя теперь, как говорится, у всех на устах, но на самом деле есть результат этой направленной манипуляции сознанием?
Вот об этих вопросах мы и предлагаем думать читателю, когда он слышит что-либо связанное с «интересами народа», «пользой народа», «будущим народа». А думая, - соотносить со своими представлениями с тем, что он сам имеет в виду, употребляя слово «народ»
.

А.В. Филатов, В.Н. Филатова «Меж войн и союзов. Прибалтика»

linkReply