?

Log in

No account? Create an account
Можно ли события на Юго-Востоке называть донбасским национализмом: мнения - ИА REX - Солидарное общество [entries|archive|friends|userinfo]
Солидарное общество

[ Сайт | Страничка "The obshinnost" в фэйсбук ]
[ О нас | Краткая информация о сообществе ]
[ Архив | Архив записей сообщества ]

Можно ли события на Юго-Востоке называть донбасским национализмом: мнения - ИА REX [May. 8th, 2014|09:01 pm]
Солидарное общество
0bshinnost
[ur_2222]

Эксперт ИА REX, политолог, главный редактор информационно-аналитического издания «Геополитика» Леонид Савин предлагает коллегам-экспертам и читателям обсудить его статью «Донбасский национализм».  «Интересно мнение экспертов в ИА REX по этой актуальной теме,  включая критику, но тогда с соответствующим аппаратом, т.к. некоторые люди само слово "национализм" уже воспринимают негативно. В начале статьи я апеллирую, как именно в данном случае нужно его подразумевать», - поясняет эксперт.

ИА REX: Можно ли события на Юго-Востоке называть донбасским национализмом?

Александр Собянин, руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества, член Экспертного совета Центра стратегической конъюнктуры:

Опереться на отцов русской геополитики 1910-1920-х годов, поддержать Правду и Справедливость в Государстве Российском. Опять всплывает "евразийство"Александра Гельевича Дугина, на этот раз через адепта Константина Борисовича Смирнова. Планета медленно, но неуклонно входит в исторический этап небывалых изменений - одновременной 3-й мировой войны и появления сразу двух новых технологических укладов. Новая Большая страна - Евразийский союз - должна будут превзойти достижения наших великих советских предков. А в это время нам предлагают опереться в планировании будущего на А.Г. Дугина, этого высокоэффективного в последние два с половиной десятка лет проводника в России французской эзотерической школы и немецкой геополитики. Словно не наши предки били французов Наполеона и уничтожили немецко-фашистский Рейх. Мы потому и били французов и немцев, что наши представления о человеке и о мире были выше французских и немецких, т.к. как минимум впитывали всё лучшее, что оттуда приходило, а они от нас не впитывали. Вместо того, чтобы опереться на всё самое лучшее и самое сильное из своего, из своей истории, из своего национального характера, нам предлагается в фундамент положить третичный продукт французской эзотерической мистики и немецкого военного орднунга, где Миттель Европа всегда будет оставаться ключевым понятием, а нам будет предлагаться бороться с неким "удушением анаконды". Нам, по праву занимающим самый богатый центр Земли, предлагается играть в чужие европейские схемы и забыть об истоках собственной силы.

Евразийство не может выступать как самостоятельная идеология, однако является живым мощным привлекательным культурологическим и историософским явлением жизни. И я должен напомнить читателям, что с самого начала в русской евразийской геополитической школе были одинаково мощно представлены два начала - военно-географическое и культурологическое востоковедное. Первое начало представлено отцом русской геополитической школы генерал-майоромАлексеем Ефимовичем Вандамом (А.Е. Едрихиным, «Наше положение», «Письма о Трансваале»). Статьи по геополитике он писал в 1904-1914 гг., а важнейшие книги в 1912-1913 гг. Второе направление представлено первым ректором Московского института востоковедения, организатором Первого съезда народов Востока Михаилом Лазаревичем Павловичем (Михаилом Павловичем Павловичем, Волонтёром «Империализм и борьба за великие железнодорожные и морские пути будущего»).

Он также свои важнейшие статьи написал в 1901-1914 гг., а книги в 1919-1921 гг. Позже ярко расцвело романтическое поэтическое культурософское направление русского евразийства - Лев Гумилёв, Николай Трубецкой и др. В контексте критики франко-германской пропаганды дугинских последователей нам важно, что Советское государство полностью взяло в себя, в свою военную и политическую системы все наработки отцов русской евразийской геополитической школы, что делало Красную армию сильней в стратегии и боях, что делало Советскую власть более почвенной, укоренённой на нашей огромной многонациональной земле. И сейчас именно наша евразийская традиция опираться на географию и народы, а не на умозрительные кабинетные схемы, может и должна дать ростки новой русской евразийской геополитики. И это, безусловно, не Дугин и его последователи. Сейчас, когда концепция "Русского мира" стала реализовываться, когда яркими весенними праздниками Крыма и Севастополя начала наконец реально восстанавливаться наша Родина, любая попытка построить альтернативную уже существующей русской системе Государства Российского международную идеологическую структуру по определению, вне зависимости от желаний и намерений инициаторов, будет работать на ослабление России, на подрыв её силы, на подрыв её опоры на Правду и Справедливость. Русская весна 2014 года принесла народам мира Правду и Справедливость, и именно этих простых понятий и надо придерживаться в международном продвижении и становлении Евразийского союза.

Михаэль Дорфман, писатель (США):

Идеи Леонида Савина имеют место быть в общественном дискурсе. Броское название "донбасский национализм" способно привлечь внимание, но скорей помешает, чем поможет автору продвигать свои идеи в русскоязычной среде. Не то, что тут нет своих национализмов, но русские в основном относятся негативно к слову национализм. Это отношение выработалось и в Российской империи, которая справедливо видела в национализме своих подданных угрозу, и в СССР, где к национализму относились негативно. И в Российской Федерации ко всяким проявления национализма относятся в лучшем случае подозрительно, усматривая в нем угрозу сепаратизма, запрещенного законодательством. Тем более, что в русскоязычном мире ещё со времён Ивана Калиты безраздельно царила идея собирания русских земель (и людей вместе с ними), а потому идея существования русскоязычного национализма вызовет в лучше случае пожатие плечами не только, когда речь идёт о Луганске и Донецке, но когда речь пойдёт о локальном русскоязычном национализме, скажем, в Аляске.

Куда более продуктивно сосредоточится на донбасской идентификации. Эта как раз не новая идея. Донбасская идентификация довольно подробно изучалась украинскими социологами в 1990-х – начале 2000-х годов. И здесь дончане действительно имеют особую идентификацию. Во-первых, они действительно сперва дончане. Дальше по приоритетам шла идентификация советская, гражданская украинская, и лишь потом русская. Среди идентификации Савин не случайно упомянул шахтёрскую, но есть и другие важные. Например, идентификация "пенсионерская". Автор не упомянул и отрицательные идентификации, которые тоже важны для понимания "донецкого национализма", а именно не всегда дружелюбное отношение к дончанам в других регионах. В рамках украинского государства, отрицательный имидж дончан не уступает отрицательному отношению к  галичанам. Недооценка этого факта была одной из причин краха режима Виктора Януковича. Дончан не особо любят не только на Западе или в Киеве, но в соседних Харькове и Днепропетровске. Невысок имидж дончан и в соседних российских областях.

"Поговорить с дончанами" наверное недостаточно, и нужно провести более серьёзное социологическое исследование, чтобы понять, насколько всё действительно изменилось за прошедшие 10 лет. Политическая ситуация может резко меняться, поэтому строительство национализма может обернуться бедой. Донбасс не Абхазия или Осетия. Если мечта донбасских националистов сбудется, то не исключено, что Киев не будет особо настаивать на оставлении Донбасса в своих границах, как смирился с потерей Крыма. В Киеве такие голоса сегодня звучат всё громче. Хоть Донбасс и играл важную роль в украинской экономике, однако основные экономические секторы Донбасса живут на дотациях. Дешёвый уголь и дешёвую металлургическую продукцию сегодня можно получить везде. И тогда донбасские националисты скорей всего окажутся не в "многополярном мире", а в границах РФ, где после недолгой эйфории отношение к ним, скорей всего, будет такое же, как к ингерманландским или сибирским сепаратистам.

Григорий Трофимчук, политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития:

Россияне, и русские люди в том числе, воспринимают слово «национализм» негативно только по той причине, что действующее государство сделало всё, чтобы население его так воспринимало. В градацию оттенков Национальный – Национализм – Нацизм наши люди вдаваться не собираются. Раз националист – значит, плохой, нехороший, отвратительный. Национальный оркестр, национальная сборная – это ещё куда ни шло, но дальше этого лояльность основной массы граждан к данному термину не распространяется.

Тонны пропаганды по украинской тематике, в последнее время, сделали своё дело, окончательно приравняв националистов к фашистам. С другой стороны, не совсем понятно, для чего теоретикам русского национализма надо без конца биться за это слово? Много российских партий и общественных движений полегло на этом пути, так и не добившись успеха среди собственного населения. Понятие «Традиционализм» включает в себя всё, что необходимо. Традиционализм – это не консерватизм, не либерализм и не коммунизм. Но и не пугающий ветеранов «национализм». Плюс уже по определению эта краска включает, вбирает в себя уважение к традициям всех коренных народов Российской Федерации, ни у кого не вызывая напряжения.

Беда русских националистов в России, начиная примерно с 1986 года, состояла в том, что они двигались по искусственной схеме, пытаясь навязать стране отвлечённые, оторванные от жизни понятия. Если бы русские националисты идеологически были мобильнее, они бы давно стали традиционалистами и пришли к власти. Тем более что внутрироссийская ситуация для такого прихода – лучше не придумать. Русский национализм, Донбасский национализм. Жителям Донбасса совсем не об этом сейчас надо думать. Зачем добровольно сковывать себя не совсем ясными, для окружающих, понятиями, чтобы потом годами пытаться преодолеть эти искусственные заграждения? Простая и правильная тактика была продемонстрирована в фильме «Бриллиантовая рука»: «Бабе цветы – дитям мороженое».

Юрий Юрьев, политконструктор:

Тема национализма, слова самого по себе нерусского, достала меня крайне после "Одесской Хатыни"... Переименуйте его уже в "народоздравие", а национал-социализм в "народосбережение" и перестаньте скакать мимо того, что нужно обществу для безопасности и развития.

И гоните прочь тех, кто предлагает нанести хоть какой-то ущерб любому русскому человеку. И если вы так сделаете, то я жил не зря...

linkReply